Динамо-Брянск -> В первенстве страны. Класс «Б» (1960–1968 гг.). Часть 4. -> И снова Чуйский тракт

И снова Чуйский тракт

О нем вспомнили после в 1922 году. Зазвучали взрывы, посредством которых расширялись бомы, стали действовать паромы и строиться мосты. Дороге уделялось повышенное внимание, ведь это был единственный путь к единственному на то время социалистическому союзнику – республике Монголия. А поскольку значение дороги как политической преобладало над ее значением как торговой, контроль над ней взяло НКВД. А строительство стало идти гораздо быстрее, ведь помощь «пришла» из СИБЛАГа, да и местным жителям была объявлена «трудовая и гужевая» повинности.Алтай, Чуйский тракт

Тридцатые годы известны женскими и мужскими «командировками», располагающимися вдоль тракта. А били эти «командировки» просто лагерями заключенных, большую часть которых составляли раскулаченные зажиточные крестьяне. Многие умирали, не выдержав труда в жестоких условиях, и их, если не хоронили где-нибудь в карьере поблизости, могли и просто в дорожное полотно закопать.

Был на Чуйском тракте и свой режиссер-постановщик – Николай Вишневский, разумеется, чекист, а не драматург, написавший «Оптимистическую трагедию», хотя и приходился последнему братом. Чекист искренне считал, что труд по принуждению может наставить на путь истинный любого правонарушителя, и перенес четко выстроенную работу с Беломорстроя на Чуйский тракт. И уже в 1934 году был подан рапорт о том, что построена дорога от города Бийска до города Ташанты. И, разумеется, погибших не считали.

Послужил Чуйский тракт и во время Второй мировой войны. По нему из Монголии шли верблюды и везли на себе шерсть, шли стада скота. После войны наступил мир, и на Чуйском тракте тоже. Однако в шестидесятых годах его стали готовить для прохождения танков – отношения с Китаем испортились, и предполагалась война с «Большим соседом». Но войны, к счастью, не получилось. Зато получилось так, что сибирские туристы Чуйский тракт полюбили.

Алтай не представляет свою жизнь без своего тракта. Ведь для него эта дорога – сама жизнь. Дорога менялась, менялся и Алтай, добавлялись к старым жизням, лежащим по обочинам дороги, новые, и появлялось много маленьких и больших историй. И все это укладывалось в строгом порядке в большую мозаику, изображающую историю дороги – Чуйского тракта.

И снова Чуйский тракт несет на себе машины, и уже не так опасен он, как прежде, хотя и убеждены все водители в том, что дорожные знаки на тракте поставлены для них, а не для работников ГАИ.

И снова Чуйский тракт

Яндекс.Метрика